Обувь Ассирии

Красные сапоги, желтые босоножки, синие полуботинки могут стать не только акцентом, но и доминантой любого образа. А ведь цвет и фасоны обуви – это не только дань моде, но и уникальное наследие народов, населявших земли между Тигром и Ефратом.

Как начали красить обувь

В Ассирии, располагавшейся в Междуречье, одежду и обувь шили из меха, войлока, кожи и замши, также использовали ткани из шерсти, льна и хлопка. Но кроме практики отличной обработки текстиля, ассирийцы владели секретами изготовления ярких и прочных красителей. К середине первого тысячелетия до н.э. здесь красили все: ткани, волосы, ногти, и, конечно же, обувь. По её цвету определяли социальное положение человека. К примеру, средний класс ходил в ярко-желтой обуви, а знать и правители предпочитали более изысканные оттенки – красный и коричневый.

обувь Ассирии

Защита для обуви

Достигнув совершенства в крашении обувной кожи, ремесленники Междуречья стали обрабатывать этот материал не только с целью придания цвета. Мастера поняли, что особые пропитки делают сырье прочнее и долговечнее. После воздействия составов из желчи, дубильных и растительных экстрактов, кожа не рвалась, не промокала, а чистка обуви становилась значительно проще. Так, в местах регулярных разливов двух великих рек и рукотворных дамб, научились делать первые болотные сапоги.

Виды изделий

Обувь в Ассирии делали красивой и практичной, но поистине фундаментальным был подход к ней как к защите ног. Эта идея лежала в большинстве придуманных там фасонов. Традиционными для Востока были сандалии, но ассирийские мастера изобрели закрытую обувь:

  • низкая туфля оберегала саму ступню;
  • высокая – лодыжку и голеностоп;
  • сапоги защищали ахилл.

Высота моделей на шнуровке доходила до колена, а то и до бедра (к примеру, вышеупомянутые непромокаемые сапоги). Придумать фасонов больше было уже практически невозможно, идеи различий типов обуви разошлись по всему Средиземноморью, а впоследствии Европе. Обувь из выделанной кожи, благодаря тщательной обработке сырья, зачастую и сегодня садиться, как влитая.